Экологический туризм. Коронавирус ускоряет гонку за заповедной Россией

Эксперты пришли к выводу: Россия в сфере экологического туризма по количеству визитов отстает от США в 25 раз. Но, обладая огромными нетронутыми природными территориями, может стать мировым лидером по экотуризму. Честно сказать, грандиозная гонка за нетронутыми природными территориями пугает своей скрытостью и непредсказуемостью. Если в открытой великой гонке прошлого века за космос были патриотическая сверхцель — стать первыми покорителями на планете, — великие личности — Королев и Гагарин — и государственное регулирование, то в нынешней нет ничего из перечисленного. Непонятно ни с кем идем, ни ради чего лидируем?

Есть ли государственный план мирового лидерства за нетронутые территории? И где оно, государственное регулирование? На этот раз эпидемия коронавируса показала государственное регулирование в действии, что оно в России может и должно работать. Хотя за 20 лет был еще великий государственный план проведения Олимпиады в Сочи. Ради него развернули такое активное регулирование, что в 2006 году в федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях (ООПТ)» внесли поправки, разрешающие строить спортивные объекты в национальных парках.

С тех пор получить заповедные участки под застройку стало едва ли не «честью» каждого финансово-ориентированного чиновника. Нетронутыми альпийскими лугами и горными склонами интересуются крупные компании, желающие развернуть туристическую инфраструктуру на особо охраняемых участках на Кавказе и Камчатке.

Разрешением разворачивать в национальных парках спортивную инфраструктуру чиновники не ограничились. В 2011 году стройки допустили на биосферных полигонах — специальных участках без природоохранных ограничений, которые можно было бы присоединять к заповедникам. В 2016 году был принят закон, разрешающий выделять такие участки внутри самих заповедников. С тех пор на многие нетронутые территории чиновники стали смотреть не с точки зрения сохранности природы, а как на бизнес-проекты, например, губернатор Республики Алтай Олег Хорохордин решил воспользоваться текущей тенденцией появления новых туристических направлений и вместе с Ростуризмом РФ начал планировать туристический кластер прямо в окрестностях памятника природы Каракольских озер.

Законопроекты, ослабляющие строгий режим нацпарков и заповедников, неоднократно разрабатывали в Минприроды, Совете Федерации и Госдуме. Вот такое нормативно-правовое регулирование. Не государственное какое-то. И главное — непонятно, кто с кем соревнуется: Россия с США? Или наши магнаты между собой за лучшие и чистые природные территории?

Напоить Китай водой священного моря

Государственное регулирование экологического туризма России не выделено в отдельную сферу и решается в рамках общего развития туристской сферы, как и охрана природы, местными администрациями. А администрации на местах творят то, насколько хватит им ума, смекалки и ловкости рук.

О вопиющем скотстве по отношению к собственному народу кричат второй год подряд простые люди, экологи и СМИ. На уникальном Таловском болоте, где обитают краснокнижные птицы, близ паломничества российского экотуризма — священного озера Байкал, местная администрация разрешила китайцам строить завод по розливу бутилированной воды Байкала для ежедневного выкачивания тысяч литров китайским потребителям! Бешеными темпами, без праздников и выходных, с нарушением всех экологических норм и законов РФ, — как установила Байкальская природоохранная прокуратура, — возводился завод в Кулкуке. Но вместо того, чтобы сидеть на нарах, муниципальные чиновники ссылались на китайские инвестиции в местный бюджет: порядка 1,5 млрд рублей и создание — 150 (!) рабочих мест. Не правда ли, «красная цена» для национального достояния и Мирового природного наследия — Байкала? Хотя получить такой статус могут только сокровища природы и культуры всечеловеческой ценности. Но чиновникам не жалко. Лишь бы «друзья"-китайцы пили чистую байкальскую воду и были здоровы! А мы их и напоим и накормим. Ради полутора млрд и 150 рабочих мест?

Чиновники вместе с Ростуризмом РФ упрямо твердят (или искренне считают?), что экологический туризм в России представляет собой развивающееся направление в «индустрии туризма». Но, похоже, так считают лишь в России.

Крупные туроператоры, предлагая свои туры по уникальным природным объектам России, всегда указывает, что все путешествия по Байкалу и Горному Алтаю полностью соответствуют правилам и поддерживают принципы международного экотуризма. Есть даже свод правил для экологического туриста, всемирно признанных международными природоохранными организациями. Среди них — бережное отношение к окружающей среде: оставляем только следы, забираем только фотографии. Знакомство с местными обычаями и культурой, уважение к ним и их поддержка. Участие местных жителей в экологическом туризме — так у них появляется не только возможность заработать, но и экономический стимул охранять природу. И главное — максимальное единение с природой без вторжения в нее. Отказ от туристической инфраструктуры, комфорта и средств коммуникаций.

Без вторжения! Без инфраструктуры! Без средств комфорта! Поэтому индустрия туризма и экологический туризм — это из разных опер, господа чиновники! Об этом в Ростуризме РФ разве не знают? Самыми популярными местами для экологических путешествий в мире считаются те, которые еще не изменены техническим прогрессом. Страны Африки, Азии и Южной Америки. Коста-Рика — земной Эдем — самое популярное направление экотуризма в мире. Охрана природы — основа местной национальной политики, а достопримечательности и природные богатства здесь строго охраняются законом.

К таким странам пока причисляют и Россию: 11 уникальных природных объектов — в списке всемирного наследия ЮНЕСКО. На очереди — еще 15 областей.

Бесценные жертвы жадности

Однако жертвами индустрии и урбанизации уже стали великая Волга — ныне самая грязная артерия страны, Хопер, Ангара. Олимпийской стройкой нанесен непоправимый удар по экосистеме Сочи. Угрозой мировому наследию — Байкалу и его Подлеморью —стали гиперактивный неэкологический туризм и строительство новых промышленных предприятий в его природоохранной зоне. Очередной жертвой жадных чиновников может пасть природная сокровищница Республики Алтай — единого и неделимого природно-исторического памятника мирового значения. Сокровищница Алтая насчитывает 126 памятников природы, — из них 44 имеют республиканское значение: особо охраняемые природные парки (ООПП) «Уч-Энмек», «Ак Чолушпа», 5 государственных природных заказников — «Чергинский», «Кош-Агачский», «Турочакский», «Сумультинский» и «Шавлинский».

Золотые горы Алтая, куда входят уникальные озеро Телецкое, гора Белуха, Алтайский и Катунский биосферные заповедники, «Зона покоя Укок» так же, как и Байкал, — самые известные направления для экологического туризма России. Включены в перечень Мирового природного наследия, а значит, являются бесценными уголками природы «исключительного значения», охраняются ЮНЕСКО.

На официальном сайте Республики Алтай черным по белому написано: «На территории памятников природы и их охраняемых зон запрещается всякая хозяйственная и иная деятельность, угрожающая их сохранности». Запрещается! Всем. Кроме, видимо, губернатора.

Хорохордин заявил, что Алтай, обладая значительными туристскими ресурсами, должен воспользоваться текущей тенденцией и заявить о себе как о значимом туристском регионе. Для этого надо построить туристический кластер близ памятника природы —Каракольских озер. И еще один — в рамках транспортного кольца: Чуйский тракт — Инигень — Тюнгур — Усть-Кокса.

Тюнгур — село, известное в республике тем, что отсюда стартуют почти все туристические маршруты на сакральную гору Белуху. Однако от круглогодичной езды туристов на изъезженной колее местные жители оставляют колеса и подвески своих машин. И вместо того, чтобы починить Уймонский тракт, сделав из этого недоразумения дорогу, губернатор решил строить новую. От села Инигень. Между тем от ее строительства отказались еще в советское время. Не проходит она ни через один районный центр, да и сложность местного рельефа потребует огромных средств на взрывные работы, построения мостов через Катунь, что нарушит экосистему одного из самых чистых и безлюдных мест Алтая. Неминуемо затронет природный заказник Шавлинский, природно-археологический памятник «Тургунда», природный парк «Белуха», заповедное устье реки Ак-Кем.

Словом, весь регион — природа, которую трогать нельзя. И все наказы — и жителей, и президента — сводятся к одному: беречь уникальную природу! Уже сейчас на каждого местного жителя ежегодно приходится по десять приезжих отпускников. В год республику посещают до двух миллионов туристов — практически по десятку на коренного жителя. По мнению местных гидов, потребности туристов вполне покрывают пять дорожных трактов, построенные еще советских времен. Один из них, Чуйский, по версии National Geografic, входит в топ-10 самых красивых дорог мира. Она же —самая красивая дорога в России — достопримечательность Алтая. Ей уступают Чемальский, Уймонский, Улаганский и Телецкий тракты. Три последних находятся местами в плачевном состоянии. Но что мешает губернатору починить их? Не тот, неоткалиброванный турист? Или его грандиозные планы? О них он заявляет во всеуслышание: формирование современной туристской индустрии! Всесезонных туристско-рекреационных кластеров! Круглогодичных санаторно-курортных комплексов!

Так, знаменитый в СССР Манжерок позиционируется сегодня не только как горнолыжный, но и как всесезонный курорт. Инфраструктура, по словам губернатора, —не для «дикарей». Но наряду с парой реально крутых отелей Манжерок пока не оправдывает надежд Олега Хорохордина. Кстати, строительство механической системы оснежения горнолыжного комплекса в 2018 году проводились за счет средств федерального и республиканского бюджетов и теперь даже летом (!) здесь снег и можно кататься на лыжах. Правда, кому взбредет в голову короткое пьянящее лето Алтая променять на лыжи? Не суть. Конечно, сделать из зимы лето, пожалуй, уже не под силу даже с самым большим федеральным бюджетом. Поэтому цель губернатора — сделать из Республики Алтай центр мультинационального притяжения. Под его предвыборным лозунгом «Этнокультура — Глобальный мир» он намерен «совмещать традиции и новации, принимая вызов открытости».

Ресурсы за копейки или государственное регулирование

Открытость наших сокровищ, позвольте спросить, для кого? США? Или Китая? Местные зайсаны криком кричат, что наши богатства — кедровый лес-кругляк, кедровую шишку, папоротник, золотой корень — все скупается за бесценок соседним Китаем. Так чему удивляться, что ценная и полезная кедровая древесина нам практически недоступна — строят дачи у нас в основном из сосны, а на столичных рынках кедровый орех — недешевое удовольствие. А сразу же как только РЖД запустит высокоскоростную магистраль «Евразия» из Западного Китая в Республику Алтай — пока коронавирус нарушил планы наших магнатов, — китайцы на Алтай будут прибывать эшелонами.

Скажите, о каком мировом лидерстве в экотуризме, о нетронутости природных территорий, сохранении наших уникальных природных достояний может идти речь, если жадность наших чиновников не перестает их уничтожать? В то время, как в тех странах, где развивается экотуризм, охраняют и берегут колорит и традиции коренных народов, мы навязываем новации, насильственно обеспечиваем рабочими местами, урбанизируем. Кого? Детей природы? При этом вводим для них и местного населения столько законодательных ограничений пользования своим же национальным достоянием! И так бесстыдно за копейки продаем наши и их ресурсы в тот же Китай. А потом удивляемся: почему коренные народы нами недовольны? Хотя природные парки должны быть прообразом территорий устойчивого развития.

Так, где она — государственная политика в сфере туризма? Кроме призывов развивать туризм? Зачем нам Ростуризм? Где его работа? В середине апреля правительство РФ утвердило индивидуальную (!) программу ускоренного развития Республики Алтай. Республика получит 5 млрд рублей до 2024 года. Подо что? Под общие слова о ключевых направлениях развития? Концепция развития туризма в Республике Алтай — нашей национальной природной сокровищнице — до сих пор непонятна и не озвучена! «Хотелки» губернатора далеки от государственных потребностей. Непонятно, на что будут потрачены государственные деньги? На очередное оснежение или «оцветение» Алтая? Очередное разрушение экосистемы? Кто понесет ответственность за это безответственное глумление и уничтожение наших национальных богатств: губернатор, Ростуризм или Минэкономразвития РФ? И где оно — государственное регулирование?

Источник: iarex.ru