В «ЖКХ Контроль» назвали старт в 2019 году «мусорной реформы» преждевременным

новости

Исполнительный директор НП «ЖКХ Контроль» Светлана Разворотнева заявила, что с проведением в нашей стране реформы обращения с твердыми коммунальными отходами (ТКО), которая началась в нынешнем году, явно поторопились.

По словам члена Общественной палаты РФ и заместителя председателя Общественного совета Минстроя России, сказанным в эксклюзивном интервью Федеральному агентству новостей, налицо некая попытка монополизации данного рынка. Потому что так называемая «мусорная реформа» на самом деле не прибавила ни полигонов, ни контейнерных площадок, да и вообще не навела порядок в уборке территорий.

— Светлана Викторовна, как проходит эта сильно нашумевшая в начале 2019-го реформа? Какая тут собираемость денег?

— Она где-то пока порядка 70%. К концу года немножко подросла — по сравнению с его началом. Но операторы ТКО все равно в трауре. Уже есть значительная часть, которая грозится уйти с рынка, объявить себя банкротом. Думаю, что это не только их беда, но и вина.

— В чем она заключается?

— Очень много туда пришло людей, которые никогда ранее этой деятельностью не занимались. Они занимались бог знает чем. Ладно, у них не было баз данных потребителей, плательщиков. Это действительно их беда. И взять им такую информацию неоткуда было абсолютно. Особенно в тех регионах, где начисления идут из расчета квадратных метров жилья. Таких баз данных вообще нет. Поэтому операторы, конечно, пытались как-то выкрутиться, присоединялись к тем или другим поставщикам услуг. Например, в Московской области в одном кластере они выставляют плату вместе с энергетиками, а в другом — с Фондом капитального ремонта (ФКР). Люди, конечно, реально удивляются и спрашивают: «А как между собой связаны ТКО и капремонт?»

— Жильцам приходит одна платежка, а там счета за обе эти услуги?

— Именно. Но самое главное, что эти люди, которые пришли на «мусорный» рынок, зачастую не имели даже десяти рублей на своем банковском счете, у них не было ни своей техники, ни какого-то персонала, они сейчас нанимают тех же перевозчиков, которые и раньше мусор возили. Когда начиналась эта реформа, говорилось о том, что вот теперь у нас не будет, так сказать, ничейного мусора. Они, операторы, будут убирать все. А еще перед ними ставилась задача строить новые сертифицированные полигоны для переработки.

— И как она выполняется?

— В значительном количестве контрактов отсутствует, однако, то, что они должны строить эти полигоны и перерабатывать мусор. То есть пришли такие классические посредники, которые, видимо, думали, что сейчас по-быстрому срубят денег на этом деле. Но как-то не получается. И люди, соответственно, не платят по квитанциям. И снова задают справедливый вопрос: «Почему, собственно говоря, качество вывоза мусора осталось таким же, а то и даже стало хуже (особенно в сельской местности), и я должен за это платить?» Все в этой реформе идет сложно, трудно. Там масса проблем, скандал на скандале. Хотя сейчас немного и поутихло.

— Какую проблему можно назвать наиболее существенной?

— Если говорить с нашей стороны, потребительской, самый болезненный вопрос, что вроде бы ТКО перевели в коммунальную услугу, которая, по логике вещей, должна предоставляться, только если ты ее получаешь. Но точного механизма перерасчета не предусмотрено в принципе. Там, где начисляют по квадратным метрам, ты платишь за всю свою недвижимость. Живешь ли ты там, или у тебя дача где-нибудь в Подмосковье, или еще какой-то домишко от бабушки в деревне достался, и ты там сто лет не был. Но ты обязан!

— Все равно платишь?

— Да, пересчитать никак это нельзя. Вот если ты, например, куда-то уезжаешь. Допустим, за воду платишь по нормативу. И по возвращении ты можешь написать обращение, приложить билеты, и тебе пересчитают.

— Но если есть счетчик, то ты и вовсе не пользуешься в это время водой. Есть такой щекотливый момент — вот два контейнера. Приезжает один мусоровоз, товарищи всё скопом в него сваливают и увозят. В чем тогда смысл раздельного сбора мусора?

— Я тоже так как-то высказывалась, но потом мне объяснили, что, во-первых, это может быть одна и та же машина, которая последовательно собирает сначала одни контейнеры. Например, с «мокрым» мусором. А потом другие — с «сухим». Во-вторых, есть машины с разными отделениями. Поэтому не факт, что сваливают все в одну кучу. Хочу еще сказать кое-что о расчетах по фактическому потреблению. Они предусмотрены как минимум для юридических лиц, к которым относятся в том числе товарищества собственников жилья (ТСЖ). Но когда люди пытаются перейти на это самое фактическое потребление, то сталкиваются с каким-то колоссальным количеством препятствий. Например, в том же Подмосковье. У людей требуют, чтобы контейнерная площадка была охраняемой, там висела камера, стоял часовой, а еще были весы. Это странно, потому что все должны быть заинтересованы. И операторы по обращению с ТКО отчаянно пытаются не заключать такие договоры. Теперь что касается раздельного сбора мусора. Действительно, существующая система не предусматривает никакого стимулирования в этом деле. Оно абсолютно никому не интересно, в первую очередь самим операторам по обращению с ТКО.

— Лишняя морока для них?

— Не совсем так. Просто чем больше мусора они вывозят, тем выгоднее. Но если люди начинают что-то там сортировать, а некоторые даже, не дай бог, пытаются самостоятельно сдавать куда-то свой мусор, операторы получают меньше за вывоз ТКО. И им это неинтересно.

— Грубо говоря, они меньше зарабатывают?

— Ну да. Впрочем, где-то у нас сейчас, кстати, по-разному обстоит дело с переработкой. Надо сказать, что лучше всего перерабатывается пластик. На него очень хороший спрос. Тут действительно большой объем возможностей. Пластик используется потом в дорожном строительстве, в строительных материалах, в отделочных. Да, есть региональные операторы, которые пытаются зарабатывать еще и за счет организации переработки. Но все-таки большинство рассчитывает исключительно на тарифы, и за счет них они хотят получать прибыль.

— То есть они больше никакой деятельности не ведут, а только забирают мусор и отвозят его на свалку? Они не собираются строить никаких полигонов по переработке?

— Многое зависит от того или иного контракта, который заключают с ними местные власти.

— Эти контракты как-то отличаются?

— В каждом регионе может быть свой. К слову, сейчас Российский экологический оператор пытается все-таки хоть немного стандартизировать деятельность субъектов РФ. Потому что во многих из них очень плохо продуманы территориальные схемы обращения с отходами. Просто элементарно неправильно подсчитано, сколько у них отходов. Нормативы накопления в десятки раз могут отличаться от региона к региону. Мы платим в основном по нормативу, и непонятно, например, почему в Дагестане мусор потребляют и производят в десять раз меньше, чем, скажем, в Краснодарском крае. Мне кажется, что создание Российского экологического оператора — хороший шаг. Я даже искренне опечалилась, что вот такой же полноценный институт развития не был создан в сфере ЖКХ. А ведь мы очень хотели.

— В чем плюсы такого оператора?

— Благодаря ему идет не только методическое сопровождение регионов и мониторинг реформы обращения с ТКО. Также есть возможность привлечения инвесторов, его сотрудники сами ходят на все эти предприятия по переработке. Вообще, на мой взгляд, реформа началась немного не с того. У нас перевозчики и так работали. Худо-бедно, но работали. У нас были проблемы с инфраструктурой. Отсутствие полигонов, соответствующих современным экологическим требованиям, и фактических контейнерных площадок.

— Говоря откровенно, поторопились в России с этой «мусорной реформой»? Не подготовили инфраструктуру…

— Я считаю, что это была попытка монополизации рынка. Потому что вместо какого-то там количества разрозненных перевозчиков у нас в каждом регионе появилось от одного до нескольких «монстров». Но в действительности это не прибавило ни полигонов, ни контейнерных площадок, ни порядка в уборке территорий.

Полный текст интервью со Светланой Разворотневой читайте на сайте ФАН в ближайшее время.

infox — new

Автор:
Марат Лашкин

Источник: riafan.ru

Добавить комментарий