МИД Белоруссии: ни дня без «залёта»

экономика

Не успели утихнуть страсти по крайне неудачному дебюту главы МИД Белоруссии Владимира Макея в роли топикстартера на официальном аккаунте министерства в американской социальной сети Facebook, как дипломатию постсоветской республики постиг новый удар. Москва отвесила увесистую оплеуху в ответ на занудливые требования выплатить компенсацию за изменение российского налогового законодательства. Причём особенно унизительным стало использование Минфином РФ фетиша минской «вышиваночной» пропаганды.

24 октября министр иностранных дел Белоруссии неадекватно отреагировал на вполне закономерные вопросы белорусских налогоплательщиков: за чей счёт был организован праздник жизни в Минске с участием российского шоумена Филиппа Киркорова. Порядок сумм в гонорарах бывшего супруга Аллы Пугачёвой хорошо известен, поэтому двухдневное пребывание в Минске, да ещё и с выступлением на творческом вечере не самой популярной белорусской актрисы – второй жены белорусского министра Веры Поляковой, вполне предсказуемо, стал поводом для интереса белорусских налогоплательщиков к целевому использованию изъятых у них средств.

Макей для ответа выбрал не блог своей жены, не другую понятную форму ответа, например, интервью так любимому им русофобскому изданию «Наша нива», но официальный аккаунт МИД Белоруссии. При этом он крайне неудачно использовал то ли подсмотренный у западных коллег, то или подсказанный ему эпистолярный приём, заявив: «В связи с визитом Филиппа Киркорова в Минск вспоминается прекрасная фраза Михаила Жванецкого: «Я настолько низко пал, что дискредитировать меня невозможно».

Министр экстраполировал на налогоплательщиков свои личные комплексы: «Мы все, наверное, уже настолько низко пали, что не можем верить в нормальные человеческие отношения, дружбу, порядочность, искренность». И в финале, рассуждая о «нашем менталитете», отметил, что «надо признать, что все мы серьезно больны».

Столь вызывающее публичное поведение в странах с развитой демократией обычно заканчивается очень быстро: правительство решительно размежёвывается с таким госслужащим и ставит крест на его чиновничьей карьере. Не исключено, что министр и на самом деле заболел, раз позволяет себе такие выходки, да ещё и в отсутствие убывшего в Нур-Султан Александра Лукашенко. Реакция белорусов оказалась вполне предсказуемой. Макея подвергли язвительной порке.

25 октября последовал новый удар: замминистра финансов России Сергей Сторчак направил в МИД Белоруссии ответ на очередное требование выплатить «компенсацию» за изменение налогового законодательства РФ в нефтяной сфере. Минфин РФ снова заявил о нецелесообразности обсуждения этого вопроса.

В итоге поставленный Минском ещё в 2018 году вопрос о компенсации потерь и совершенствовании ценообразования на поставляемую в Белоруссию российскую нефть не будет включён в повестку очередного заседания Группы высокого уровня Совмина Союзного государства.

Минфин РФ обоснованно считает, что изменение российского налогового режима внутри страны является суверенным правом России. Минск постоянно апеллирует к «суверенитету и независимости», требует не вмешиваться в белорусские дела – даже тогда, когда речь идёт о гражданах России и российских деньгах.

Москва ответила той же аргументацией, подчеркнув, что российский «большой налоговый манёвр» никак не нарушает договор о ЕАЭС – речь о сугубо российском национальном налоговом законодательстве. Лукашенко в своих требованиях выплаты Россией «компенсации» покушается на ограничение суверенного права России на проведение независимой и самостоятельной внутренней политики.

Минск настолько привык к российской «поддержке», что воспринимает её как нечто само собою разумеющееся. Скидки на нефть и газ, помощь кредитами и многим другим стали для строителей «сильной и процветающей Беларуси» такой же нормой, как восход солнца или осенний листопад.

Минские «друзья» и «союзники» настолько привыкли к этому «подсосу», что любое ограничение доступа к российскому вымени воспринимается ими как хуцпа, как покушение на «суверенитет и независимость» со всей вытекающей из этого русофобской риторикой.

Белоруссии предложено сосредоточиться на объединении с Россией (интеграции). Коль скоро Лукашенко отверг другие измерения интеграции, кроме экономической, то на ней и предложено сосредоточиться. Тем более что в декабре будет отмечаться 20-летие подписания договора о создании Союзного государства (не только экономического объединения, о чём в Минске, похоже, пытаются забыть).

Сторчак в своём письме белорусским партнёрам предложил подумать о российской помощи в контексте готовности Минска гармонизировать (даже не объединить) налоговое пространство интеграционного объединения. В частности, предложено обратить внимание на перспективу применения в Белоруссии норм Налогового кодекса РФ в отношении всех налогов и сборов, а также налогового администрирования. При этом Москва согласна сделать исключения для целого ряда белорусских фискальных практик.

Таким образом, как следует из письма Минфина РФ, белорусские и российские субъекты хозяйствования получат равенство условий – и здесь снова Москва ответила Минску его же монетой. Ведь именно Лукашенко постоянно и повсеместно требует скидок на российские нефть и газ под предлогом обеспечения равенства условий хозяйствования, ставя вопрос даже о дискриминации белорусских предприятий. Странная постановка вопроса, если вдуматься: в ЕС никто не требует от Норвегии скидок на углеводороды, нет ничего подобного и в других союзах государств.

Сторчак фактически ответил на шантаж со стороны как бы союзника, публично заявленный 27 сентября в Нью-Йорке главой МИД Белоруссии. Тогда Макей дал два интервью, в которых вполне ясно и жёстко обозначил позицию официального Минска по перспективе объединения Белоруссии и России. В частности, в интервью РБК глава белорусской дипломатии обвинил Россию в нарушении договора о ЕАЭС.

«Мы можем говорить о каких-то стратегических целях, но, если мы не решим сегодняшние проблемы, то говорить об углубленной интеграции не приходится, — сказал тогда Макей. — Какие это проблемы? Это налоговый манёвр, устранение препятствий в поставках сельскохозяйственной, промышленной продукции, переговоры об урегулировании спорных моментов, связанных с ценами на газ и нефть, и так далее и тому подобное».

Макей тогда поднял ставки, заявив: «Мы заинтересованы в том, чтобы мы решили все эти вопиющие, кричащие вопросы, которые лежат сегодня на поверхности. Я думаю, что если они не будут решены, то говорить о подписании программы дальнейших действий будет трудно. Потому что мы не поймем логики наших партнёров».

Сторчак спустя месяц ответил на обвинения Макея. Более того: Москва дала понять, что шантажировать её бесполезно – хоть договором о ЕАЭС, хоть договором об СГ, хоть закупкой американской, казахстанской или иной «выгодной» нефти.

Карты официального Минска оказались битыми. Не пошла игра у господина Макея – ни на внутриполитическом поле, ни на внешнеполитическом. В таких случаях обычно встают из-за стола и платят по долгам. Особенность ситуации в том, что напяливший на себя «вышиванку» министр играл не на свои личные деньги, поэтому расплачиваться придётся всё тем же белорусским налогоплательщикам, свыкшимся с участью крепостных при загулявшем барине.

Источник: iarex.ru

Добавить комментарий